Линии на руке и здоровье. Часть 2

 
Линии на руке и медицина

Каково же назначение кожных гребешков? По мнению одних ученых, будучи расположены рядами, они помогают нам удерживать предметы, не позволяя им выскальзывать из рук.

Однако вот что любопытно: «гребешковая кожа» более, нежели гладкая, богата чувствительными нервными окончаниями. В таком случае, быть может, именно гребешкам наши ладони обязаны особой чувствительностью при осязании? Есть и такая точка зрения.

Кстати, не потому ли почти беспредельно разнообразие кожных узоров, что оно отражает одну из сторон нашей индивидуальности — несходство осязательных восприятии? И это крайне важно, ведь речь идет об одном из способов познавать окружающий нас мир. Может быть, здесь уместно вспомнить о том, что Аристотель отводил осязанию особую роль, рассматривая его даже как основу интеллекта.

Но вы спросите, кто же все-таки прав? По-видимому, это тот самый случай, когда правы и те, и другие исследователи. Гребешки выполняют как бы двойную функцию: и механическую, и осязательную.

В 1823 году чешский биолог Ян Пуркинье опубликовал подробное исследование кожи и глаза, где отдельную главу посвятил изучению кожного рельефа ладоней. Он даже впервые попытался классифицировать пальцевые узоры. Да, не удивляйтесь, несмотря на индивидуальное своеобразие кожного рельефа, он содержит некие типы узоров, что позволяет разделить всех людей, живущих на земном шаре, на особые группы.

Однако прошло еще не одно десятилетие, прежде чем дерматоглифика сложилась как самостоятельная научная дисциплина, прежде чем удалось в многочисленных экспериментах и наблюдениях проверить и подтвердить бог весть когда возникшее предположение: рисунок на ладонях сугубо индивидуален у каждого из нас и с возрастом не меняется. Именно это постоянство папиллярных линий вкупе с их неповторимостью позволило криминалистам еще в конце XIX столетия использовать отпечатки, пальцев в качестве основной улики при опознании преступника.

Первую научно обоснованную классификацию пальцевых узоров предложил в 1892 году известный английский ученый Фрэнсис Гальтон. Правда, несколько измененная впоследствии им самим и его последователями, она и по сей день остается актуальной. В основе ее четыре типа папиллярных рисунков: дуга, петля, завиток и сложный узор. При этом не считая, разумеется, всевозможных вариаций и дополнительных подробностей. Достаточно, например, сказать, что некоторые специалисты, занимающиеся судебной медициной, учитывают непременно и конфигурацию узора, и размер его, и направление, и сочетание с прочими узорами, и различные промежуточные формы.

Распределяются же типы узоров по земному шару не как попало, а с определенной закономерностью. Так, например, они четко различаются у разных рас — петли у европейских народов встречаются чаще, чем у монголоидов. А также у мужчин и женщин — у последних преобладают дуги. Это показатель того, что папиллярные узоры генетически обусловлены и являются одним из признаков наследственности.

Но где расположены гены, отвечающие за индивидуальную структуру кожного рисунка, к сожалению, не ясно. Возможно, это целая группа генов, расположенных в различных хромосомах, включая половые хромосомы Х и У. Наверное, я не ошибусь, если скажу, что новую эпоху в дерматоглифике открыл американский ученый Гаррис Уайлдер. Пожалуй, его можно с полным основанием назвать родоначальником этнической дерматоглифики. Именно он, потратив много лет на изучение кожного рельефа у разных человеческих рас, установил расовые различия в направлении линий и в узоре кожных гребешков на ладонях. Разумеется, это не значит, что, взглянув на ладонь первого попавшегося человека, специалист легко и безошибочно определит его расу и национальность.

Выявить эти особенности можно лишь в значительных по объему выборках, причем из разных популяций, ибо определенным комплексом признаков характеризуются лишь большие расовые группы. Так, например, у народов Европы, Северной Африки, Передней Азии, европеоидов Индии и американцев европейского происхождения петли встречаются чаще завитков. А в Европе процент завитков увеличивается с севера на юг и с запада на восток.

Возвращаясь к Уайлдеру, следует заметить, что его методикой пользовались лишь до конца двадцатых годов. В это время он возглавил группу исследователей, куда вошли американские ученые Гарольд Камминс и Чарльз Мидло. Им удалось развить идеи Уайлдера, и новая предложенная ими методика надолго стала руководящим пособием для всех специалистов, занимающихся дерматоглификой.

Начиная с двадцатых годов нашего столетия, регулярно публикуются обширные сведения по дерматоглифике разных народов мира, составляются карты распространения по земному шару дуг, петель, завитков и сложных узоров. И хотя они еще грешат многочисленными белыми пятнами, дисциплина эта уже прочно включена в число источников, привлекаемых антропологами при исследовании происхождения и расселения рас, а также отдельных народов. Тем более среди множества морфологических особенностей у дерматоглифических явные преимущества как у наиболее древних, наследственно устойчивых и не меняющихся с возрастом.

Расскажу лишь об одном исследовании, проводившемся на территории Венгрии Татьяной Дмитриевной Гладковой и венгерским антропологом Тибором Тотом.

Как известно, в этнической истории венгерского народа большую роль сыграли миграции, происходившие в эпоху великого переселения народов. Кто только не побывал на венгерской равнине в разные исторические времена — кельты, готы, гунны, авары, славяне! В IX веке новой эры в Тиссо-Дунайскую область переселились финно-угорские племена мадьяр (венгров), покинувших свою прародину, находившуюся, вероятно, в Южном Приуралье. Все эти племена оседали на территории современной Венгрии, оставляя следы в этническом составе и облике населения.

Дермаглифические исследования показали, что в целом венгры находятся в пределах изменчивости европеоидных народов. Но на северо-востоке обнаружена некоторая примесь «монголо-идности». Перекрестное сходство, мозаичность и разбросанность признаков, обнаруженных на кожных узорах венгров, в какой-то мере, по-видимому, отражают сложный исторический процесс формирования антропологического типа венгерского народа.

От антропологии дерматоглифика смело перекидывает мостик и к медицине, еще более укрепляя тем самым многочисленные связи между двумя этими областями знания о человеке. Я уже говорила о том, что рисунок на ладони — не произвольная игра природы. Ученые пришли к выводу: это — условные сигналы генов, ответственных за формирование организма. Не исключено, что именно они хранят ключ к разгадыванию многих наследственных заболеваний.

Стоит ли удивляться, что изменения в папиллярном рисунке внимательно исследуют сейчас специалисты многих стран, по вопросам медицинской генетики и дерматоглифики защищаются кандидатские и докторские диссертации. Вот лишь одна из них — «Дерматоглифика коренного населения Якутской АССР и связи с некоторыми заболеваниями, распространенными на ее территории». Автор этой работы Татьяна Олеговна Жиленкова рассказывает:

— С середины прошлого столетия в Якутии известно тяжелое заболевание — вилюйский энцефаломиелит (ВЭ). Распространяется болезнь в определенных районах Якутской АССР и только на якутов. Это обстоятельство побудило заняться изучением ВЭ" только медиков, но и других специалистов, в том числе антропологов. Проблема осложнилась еще и тем, что там же, в Якутии распространено другое хроническое заболевание центральной нервной системы — наследственная мозжечковая атаксия (НМА). Причем по некоторым клиническим проявлениям оба недуга крайне сходны. Предстояло четко разграничить: где же какой?

 
 
 
Комментарии для сайта Cackle
 
 
X