Что означают наши сны?

 
Сюжеты сновидений

Часто мы видим во сне неожиданные, иногда страшные, порой смешные, а то и вовсе глупые изображения и события. Наутро мы удивляемся: «Приснится же такое!» А кто-то из нас обязательно хочет узнать, что означает странное сновидение, и пытается найти в соннике его толкование.

Вдруг в этом сне заключен какой-то пророческий смысл? Надо сказать, что значением снов люди интересовались, начиная с глубокой древности. Сюжеты сновидений даже учитывались при объяснении прошлых и текущих событий, а также в предсказании будущего. Известно, что еще вавилонский царь Навуходоносор, живший в 605–562 гг. до нашей эры, требовал, чтобы ему не только объясняли сновидения, но и напоминали о его прошлых снах, которые сам он уже подзабыл. Видимо, это была своего рода попытка удержать таинственные образы, столь тесно связанные с реальной жизнью.

Иногда сны отражают наши желания и стремления, настойчиво занимающие нас на протяжении всего дня. Физиологи называют это явление «оживлением дремлющих доминант». Мы видим свои мечты воплотившимися, пусть даже каким-то странным, необычным образом. В калейдоскопе сновидений, как правило, отсутствует всякая логика: события получаются запутанными настолько, что потом мы вспоминаем увиденное с удивлением и даже со смехом. А все дело в том, что во время сна мозг у нас работает совершенно по-иному, нежели в состоянии бодрствования.

В обычной жизни мозг все время что-то структурирует, в результате чего у нас и складывается ясное, рациональное отношение к миру и к самим себе. Когда же мы спим, наш мозг ничего не структурирует, его деятельность превращается в полный хаос. Основная масса коры головного мозга находится в состоянии полного торможения, и лишь отдельные нервные клетки пребывают в одной из переходных гипнотических фаз. Полное торможение внезапно сменяется частичным растормаживанием, и образы, возникающие в этот момент в мозгу, напоминают сияние звезд на небе — то вспыхнут, то погаснут, а то вдруг засверкают снова. А вот ученые давно уже утверждают, что в снах нет ничего таинственного, что это всего лишь результат воспоминания реально увиденного и пережитого.

Основатель психоанализа Зигмунд Фрейд утверждал, что сны символизируют бессознательные желания и волнения человека. Он считал, что причина кроется в том, что общество заставляет нас контролировать многие из наших желаний. Будучи не в силах реализовать эти желания, мы подавляем их, прячем от самих себя. И вот они стараются напомнить о себе, вырываясь наружу из подсознания в наших снах.

По мнению швейцарского психолога К. Г. Юнга, образы снов следует воспринимать как некие символы. И как слово или выражение порой неотделимо от контекста, так и символы эти можно расшифровать, только исходя из общего сюжета сна. Юнг утверждал, что, пока мы бодрствуем, подсознание воспринимает, осознает действительность и опыт и учится по ним, а во время сновидения передает свои находки нашему сознанию с помощью системы простых визуальных образов. Пожалуй, точнее всех точку зрения Юнга изложил И. М. Сеченов, назвав сны «небывалой комбинацией бывалых впечатлений».

Такие вот эти ученые — готовы препарировать любую тайну, любую загадку! Желая непременно знать внутренний механизм, физиологию снов, они создали учение о высшей нервной деятельности и, в частности, открыли особенности процесса торможения — то есть, говоря простым языком, — нашего сна. Они поставили целый ряд экспериментов и доказали, что нервная клетка, перемещаясь из возбужденного состояния в состояние полного торможения и обратно, проходит через множество промежуточных фаз. Две основные из них называют быстрым и медленным сном.

Об этом еще в 1957 году заявил американский ученый Натаниел Клейтман. Вместе с двумя своими аспирантами он провел ряд исследований, которые позволили охарактеризовать каждую из этих фаз. Быстрый сон сопровождается быстрыми движениями глаз, усиленным дыханием и сердцебиением, подъемом артериального давления. Электроэнцефалограмма при быстром сне часто похожа на ту, которая характерна для состояния бодрствования.

Быстрый сон называют еще и парадоксальным, потому что тот, кто во сне становится участником стремительно развивающихся волнующих событий, лишен возможности физически на них реагировать. Руки и ноги у него бездействуют, мышцы шеи почти парализованы, так что на все сложные перипетии сна человек реагирует лишь безопасными движениями глаз. Во время так называемой парадоксальной фазы нервные клетки почему-то бурно реагируют на слабые раздражения, в то время как на сильные могут не реагировать вовсе. На этой фазе смутный отпечаток прошлого переживания или впечатления как раз может являться слабым раздражителем, и тогда мы во сне видим яркий и четкий образ того, что считали давно забытым.

Во время медленного сна мы «проваливаемся» настолько глубоко, что нам зачастую кажется, будто и снов никаких не видим. Наступает фаза полного торможения. Судя по результатам экспериментов, опубликованных вскоре после открытия быстрого и медленного сна, большинство тех, кто проснулся в фазе быстрого сна, помнят увиденные сновидения. Среди пробудившихся в фазе медленного сна таких лишь 5–10 процентов.

Так из чего же складываются наши сны? Как уже говорилось, основным источником информации является прошедший день, то есть все, что мы в течение этого дня видели, слышали и переживали. Мозг выдергивает из пережитых нами впечатлений ключевые образы и преподносит в виде некой картинки. Все равно что мы бы из каких-то ключевых слов составляли предложения. И даже если слова эти будут заданы для всех одни и те же, предложения каждый составит по-своему. То же происходит и со снами: фантазия и логическое мышление у каждого человека индивидуальны — будучи схожи в чем-то общем, они никогда не совпадут в мелочах. Мы могли бы найти объяснение каждой детали своего сна в предыдущем дне, но у нас это не получается просто потому, что мы не в состоянии в точности восстановить все нюансы прошедшего дня.

Да и потом — не так-то легко разгадать смысл явившихся образов. Как, к примеру, понять, что прообразом привидевшегося ночью столба пыли является увиденный накануне телеграфный столб? А может быть, вовсе и не он, а какое-нибудь высокое дерево. Кроме того, сны нельзя считать простым отражением увиденного. На полученную информацию всегда накладываются наши мысли и чувства — тревоги, страхи, сомнения. К информационному полю также добавляются сигналы болезни тех или иных органов. Все эти факторы гораздо более постоянны во времени, чем информационный фактор, а потому они закрепляются глубже и во многом определяют характер сновидения. Иногда сны бывают такими, что невольно думаешь:

Лучше бы спать без всяких снов — так гораздо спокойнее.

А может, и правда сновидения не нужны? Какова вообще их роль в нашей жизни? На этот счет существует несколько гипотез.

По одной из них цель снов заключается в сортировке информации на нужную и ненужную и в раскладывании «нервных следов» полученной информации по местам. Вторая гипотеза предполагает, что сон — это своего рода упражнение для мозга, которое выражается в том, чтобы он мог за короткий период создать из разрозненных мелочей последовательно построенный фильм.Приверженцы третьей гипотезы приписывают сну роль нашего внутреннего психолога, общающегося образами. Нужно только отыскать в этом калейдоскопе искусно зашифрованную логику. Например, если вам снится, что вы взбираетесь по высокой лестнице, то, возможно, вас не вполне устраивает ваше положение в обществе, вы считаете его слишком низким и мечтаете исправить сложившуюся ситуацию. Наутро вы, конечно, удивитесь — что это вы всю ночь карабкались по какой-то лестнице, а между тем дело совсем не в сюжете, а в ваших чувствах и желаниях. Вы явно хотите быть лучше, воспрянуть духом, и сон ясно вам на это указывает. И наконец, по четвертой гипотезе, сновидения выполняют важную роль переходной стадии от сна к бодрствованию.

 
 
 
Комментарии для сайта Cackle
 
 
X